mosdetchtenie

mosdetchtenie 5 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Франклин Фолсом - Книга о языке


Я был уверен, что с 1974 года изданную «Прогрессом» переводную «Книгу о языке» давно забыли. Оказалось – нет, помнят. В сети не счесть отсканированных ее копий, восторженных отзывов; нашлась даже радиопередача Ксении Молдавской шестилетней давности. И это замечательно, конечно, потому что с того самого 1974-го книга эта ни разу не переиздавалась.

Я помню, как отец принес ее домой. Большая, глянцевая, разноцветная, она отчего-то не вязалась со всеми прочими моими книгами, но равнялась на отцовские альбомы по искусству. А что было внутри! Внутри были алфавиты, рукописи, рисунки на коже, клинопись, Розеттский камень, дельфины, мамонты, язык глухонемых, иероглифы,  говорящие обезьяны, благородные индейцы, роботы, парусники, города, пустыни, прерии, короли, королевы, радиотелескопы, надписи в нью-йоркском метро… И это только иллюстрации.
А был еще и текст. И рассказывалось в нем о том, как зарождалась речь, как человек шел к ней через жесты и рисунки; как появлялись первые графемы для обозначения звуков, слогов и слов. Листая плотные страницы, я узнавал о том, отчего в мире так много языков, какие из них – родня другим, как развивалась письменность, как отдельные языки обретали свою письменность волей одного человека; как ученые разгадывали тайны исчезнувших языков и какие ими еще не разгаданы. Говорилось в «Книге о языке» и о том, как язык живет в эпоху научно-технического прогресса; правда, написанная еще в 1963 году книга несколько отставала от реальности в 1974-м, но переводчик А. Раскина постаралась. Часть книги была напечатана красным шрифтом – это те дополнения, которые сделаны ею, и касается это не только прогресса: те архетипы, сказки, к которым привык американский читатель, она заменила привычными читателю русскому, и сделала это так тонко и тактично, что ткань книги оказалась не нарушена. Русские палиндромы, хор из «Снегурочки» оказались в «Книге о языке» удивительно уместны. Более того, Раскина столь же тактично и умело поправляет и корректирует Фолсома там, где он допускает вольности, дополняет то, что в лингвистике и языкознании утвердилось за прошедшие от первой публикации до перевода годы. Постарались и художники (среди них такие мэтры, как Виктор  Пивоваров)… но об иллюстрациях я уже написал, а добавить стоит, что и макет книги был совершенно несоветский: он буквально провоцировал читателя на познание. Сегодня его назвали бы интерактивным.
«Книга о языке» великолепна. Я не видел более ни одного издания, столь умно и ненавязчиво погружающего юного читателя в лингвистическую стихию,. В ней нет идиотского просветительства, «несения света во тьму», но есть аккуратно и ненавязчиво указанный путь к познанию. Она увлекает и ведет; лучшего сочетания для такого рода книги представить себе просто невозможно.
PS. Пара слов об авторе. Прежде всего – Франклин Фолсом не был лингвистом. Он, выпускник Боулдерского университета (Колорадо) был автором популярных познавательных книг для детей и подростков, преимущественно по истории Америки (многие – в соавторстве с женой, писательницей Мэри Элтинг Фолсом, пережившей его на десять лет). Во время Второй мировой он возглавлял Лигу американских писателей – крайне левый профсоюз, сотрудничавший с компартией США, благодаря этому попал в опалу во времена  маккартизма (и, думаю, не в последнюю очередь поэтому был удостоен перевода на русский). В 90-х написал мемуар о деятельности Лиги – «Дни гнева, дни надежды». Прожил долгую жизнь, умер 87 лет от роду. Сегодня его помнят, но слабо; на amazon.com в наличии всего три его книги, причем одна из них сугубо электронная.

Автор будет благодарен за пожертвование в фонд развития проекта.
PayPal: mosdetchtenie@protonmail.com
Карта Сбербанка 2202 2009 0908 6363

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию